Перейти к содержанию

Анна Чиповская: «Я не думаю, что могут быть оптимальные зрители»

Артистка Анна Чиповская сообщила интернет-порталу «Культура.РФ» о том, каких героев с превеликим удовольствием играет, что более всего оценивает в работе и отчего не верит в оптимальных зрителей.

— В самом начале весны в Кинотеатре Табакова прошла официальная премьера спектакля «И никого не стало» по пьесе, написанной Доброй Кристи по мотивам романа «Десять негритят». Спектакль-детектив — необычный для кинотеатра жанр. Какие качества надо отыскать внутри себя, чтобы его поиграть?

— Это находится в зависимости от того, какого существования требует от артистов сценарист. В нашем случае резкие происшествия и воспринимаются неописуемо живо. Активно это весьма расходный спектакль, очень чувствительный. Он требует сильной сыгранности, четкости, аккуратности.

— Поведайте о вашей героине, Вере Клейторн. Как вы сами относитесь к ней?

— Религия — человек, вынесший настоящую трагедию. Она мощная и весьма целостная, хотя и бессильная, бесспорно. Этого не рассмотреть в секунду за ее легкостью и мнимой беззаботностью. Действительно я весьма ценю Веру. И восторгаюсь мощью ее духа. Все, что делается на полуострове, — страшно; люди, с которыми ей нужно там встретиться, мягко выражаясь, далеко не самые хорошие. Все-таки она весьма доблестно одолевает эти происшествия. Играть такого персонажа — наслаждение. Мне нравится это усилие и накал, которые развиваются с каждой секундой спектакля и в конце достигают собственного апогея; нравится, что можно совершенно выпустить себя.

— Игра «И никого не стало» отличается от романа «Десять негритят» не только лишь заглавием, но также и концом. Какой вариант развития событий вам ближе? Либо разница не так существенна?

— Разница не только значительная, она большая. Как бы там ни было для меня. Мне такой конец ближе, впрочем мероприятия в середине романа раскручиваются не менее правдиво. Вероятно, из-за этого роман предпочитают для экранизаций. Игра же, к тому же, опубликована для Бродвея — логично, Агате Кристи был нужен не менее сценичный конец. Милый, внезапный, производительный. Ну и неплоский, конечно же. Из-за этого мероприятия растут по-другому.

— Как проходят репетиции с Владимиром Машковым? Чего он достигает от артистов?

— Владимир Львович — человек доскональный. Владеющий большой выдумкой, и бесконечным комплектом устройств, чтобы донести собственный умысел до артистов и осуществить его. Он бывает жесток, случается, изначально, разочарован, однако это нечасто. Преимущественно он бушует энергией, весьма положительной и творческой. От артистов требует истинного существования на весьма хорошем градусе. Соединить это бывает сложно.

— Что поменялось в Кинотеатре Табакова с его приходом? Довольно часто ли вы вспоминаете Олега Павловича?

— Не думаю, что мы в целом забываем о нем. Он разработчик этого кинотеатра, и он внутри него, внутри нас. Все делается с оглядкой на то, чтобы он заявил, чтобы подумал.

— Не так давно мультимедийный сервис Okko продемонстрировал скринлайф-сериал «Взаперти», в котором вы сыграли с Д. Ендальцевым. Герои планируют разлучиться между собой и регулярно бранятся. Как у вас получалось не терпеть отношения на площади в собственную жизнь?

— «Удавалось» — неправильное слово: чтобы что-нибудь «удавалось», нужно дополнять действия. А мы не дополняли, для нас это далеко не считалось неприятностью. Мы с Димой не первый раз работаем совместно, наши квалифицированные отношения испытаны театром, для нас это удовлетворенность — работать совместно, партнерствовать. Мы принимаем наслаждение от процесса, от дискуссий, от поиска. И много заливаемся.

— Вы репетировали, прежде чем сниматься? Где снимали сериал?

— Мы делали читку с режиссером Евгением Петуховым, однако репетиций не было. Все сцены сняты весьма импровизационно, почти с одного-двух дублей. Нам принципиальна была жизнь, прохлада восприятия друг дружку и событий. Снимали в квартире некоторого человека, который не испугался впустить киношников.

— В телесериале «Псих», который в настоящее время снимает Теодор Бондарчук, у вас роль одной из пациенток доктора, которого играет Богомолов. Он отличный компаньон? Как играет Богомолов в кино?

— Костя — внутренний и узкий артист. Он ведающий, анализирующий, его оценки время от времени парадоксальны, за ним весьма любопытно смотреть. Я с почтением отношусь к нему и к тому, как внимательно и покорно на время этих съемок Богомолов — сценарист уступил свое место Богомолову — артисту.

— Отчего в своем интервью вы в большинстве случаев сообщаете о кинофильме «Вмешательство»? Что вам дала работа над данной картиной?

— Для меня это был эксклюзивный опыт. Ранее мне не предоставляли ни таких сценариев, ни ролей. История очень травматичная, телесная и неопределенная. Окунуться в данный опыт, пройти данный маршрут совместно с режиссером Ксюшей Зуевой было весьма трудно. На физическом уровне, психологически, сердечно. При всем этом никогда в жизни роль не подавалась мне так просто.

Моя героиня Мария возникла в первый же день. Я знала, кто она, знала ее лучше кого бы то ни было, знала, что она ощущает, что говорит и делает и как говорит и делает. Мария так основательно просочилась в меня, что я не могу больше носить вещи, которые давала для этих съемок. Одеваю и осознаю: нет, это далеко не я. Вот итак вот.

— Любопытно, какая вы артистка? Если сценарист вам говорит сделать что-нибудь, вы полагаете и затем делаете либо вначале делаете, а полагаете затем?

— Находится в зависимости от стадии доверия к режиссеру. У меня вообще с доверием не слишком хорошо.
— Что для вас самое главное в актерстве?

— Чувство, что личности и целые миры появляются на свет только волей воображения. Вероятность теста и рефлексии, вероятность быть малышом в 33, в 50, в любом возрасте. Вероятность просуществовать сотни различных судеб, меняясь и оставаясь при этом собой.

— Какого посетителя вы находите оптимальным?
— Я не думаю, что могут быть оптимальные созерцатели. Также как и оптимальные исполнители. Люди весьма различные, у них абсолютно различные надобности, кто-то готов открываться и принимать, кто-то не менее секретный по природе, и это отлично. Мне всегда увлекательны люди, не имеющие особенных ожиданий. Ни отрицательных, ни положительных триггеров. Они для меня — лакмусовая бумажка.

— Репетировали ли вы в Zoom во время самоизоляции? Как испытали данный этап? Очень многие сетуют на необыкновенные сновидения, излишние килограммы и прочие противоестественности.

— Мы регулярно встречались для возобновления текста, однако репетиций как таковых не было. Нет, со мною не происходило ничего необычного. Может, поскольку я вообще человек достаточно бытовой, мне удобно дома и с собой самой.

Быть может, поскольку был нужен какой-нибудь этап отдыха и спокойствия. Мы очень много глядели кино, говорили, разбирали. Я много готовила, я вообще это предпочитаю, у нас все в семье прекрасно готовили и с маминой, и с папиной стороны. Это прошло так легко, поскольку мы были здоровы, конечно. И наши родные также. Не представляю, с чем встретились и что испытали заболевшие и доктора. Рекомендуем посетить сайт https://movieslist.best/list/dinosaur-movies/ если не знаете что посмотреть вечером.

— Очень многие марки хотели бы, чтобы вы стали их лицом. Как вы выбираете, что анонсировать?
— К рекламе чего-нибудь по определению у меня никогда в жизни не было ни внимания, ни тяги. Я всегда осознавала, что если и буду объединять себя и свои данные с некоторым брэндом, то это может быть что-нибудь, что нравится мне самой прежде всего, что приносит пользу сообществу либо заполняет мир эстетикой и красой. Брэнд с историей, неописуемо насыщенной культурой, как Dior. (С 2018 года Аня Чиповская — товарищ брэнда Dior. — Прим. ред.) Либо распространяющий исследование зарубежных языков, как языковая школа Alibra.

— У вас есть ужас, что ролей и работы не будет?
— Ужаса нет. Я в детстве была весьма отважной, постоянно взбиралась выше всех, снимала ноги в кровь, скакала в море с высочайших скал. Затем что-нибудь случилось, и я трансформировалась в трусиху, до сегодняшнего дня чего-то опасаюсь, и поверьте, это значительно препятствует жить. Таким образом нет, ужаса нет. Я его выключила.

— Какие работы с вашим участием ожидают зрителей, помимо премьеры в Кинотеатре Олега Табакова?

— Весной прошел пир «Кинотавр», куда я привезла 3 весьма дорогие мне работы. Это «Вмешательство», о котором я несколько сообщила, и кинофильмы «Кто-нибудь видел свою девочку?» Ангелины Никоновой и «Маша» Анастасии Пальчиковой. «Девчонка» базируется на книжке Карины Добротворской.

Это весьма собственная, пронизывающая, нескончаемо честная история ее отношений с Сергеем Добротворским. «Маша» — это режиссерский первый опыт блестящей сценаристки Насти Пальчиковой. В неком резоне это оммаж Настиному детству, которое понадобилось на 1990-е. Это история взросления, столкновения с реальностью, история о том, как трудно бывает взять свое прошлое и какой трудный выбор способен сделать человек.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *